Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Под колесами любви ('КиноПарк', февраль 2001г.)
 
Повесть писательницы Галины Щербаковой 'Вам и не снилось...' вышла в журнале 'Юность' в 1977 году. История чистой любви десятиклассников Романа и Юли наделала много шума. Одних раздражала претензия, с которой неоперившиеся еще чувства выпускников выдавались за прекрасную и всепобеждающую любовь. Других именно это и подкупало. Третьи видели в повести лишь предостережение слишком рьяным родителям, заботливо калечащим первое чувство.

А еще Щербаковой приходили разгневанные письма от педагогов: 'Как вы могли написать, что у девочки были трусики 42-го размера?'
Спустя три года после публикации повести режиссер Илья Фрэз поставил по ней фильм. Главные роли сыграли студентка четвертого курса ГИТИСа Татьяна Аксюта и шестнадцатилетний Никита Михайловский.

Cначала картину хотели закрыть. Виноват был Шекспир. В Госкино Фрэзу сказали: 'Влюб┐ленных зовут Юля и Роман. Это что, Щерба┐кова себя Шекспиром воображает?' Спорить режиссеру не хотелось. Проб┐лему он решил просто: Юля стала Ка┐тей. Начались пробы. Татьяну Аксюту утвердили почти сразу. А на роль Ромки претендентов было много, но Фрэз вы┐брал Михайловского. Никита учился тогда в десятом классе в обыкновенной ленинградской школе. К тому времени он уже успел сняться в трех картинах.

На съемках у Фрэза Никита играл так, что все рыдали. 'Он был совер┐шенством', - говорила в своих интер┐вью Галина Щербакова. Одной из пер┐вых снимали сцену в 'стекляшке', куда Катя и Роман зашли выпить кофе при свечах: 'Ромка, я вдруг подумала, что если бы это была война и это наш пос┐ледний кусок хлеба...' - 'Тогда это тебе. Ведь я мужчина...' Глядя на эту сцену, зрители глотали слезы. А для актеров это был практически первый съемочный день. 'Мы даже не понима┐ли, что говорили', - вспоминала Тать┐яна Аксюта.

Так же, как и книгу, цензура прини┐мала картину с трудом. Изначально фи┐нал повести был иной, совсем не благо┐стный. Но в 'Юности' Щербаковой по┐советовали переделать трагический ко┐нец. Не стал на нем настаивать и Фрэз. Режиссеру продолжали диктовать бес┐конечные поправки, и он со всем согла┐шался. Фрэз очень боялся за картину. На экраны она вышла в год Олимпи┐ады, на афишах было написано: 'Кро┐ме дошкольников и учащихся пер┐вых - восьмых классов'. Видимо, решили, что детям до четырнадцати смотреть фильм про любовь старше┐классников рановато.

Сумасшедший принц Никита

Никита Михайловский сыграл свою первую роль в восемь лет в фильме 'Ночь на 14-й параллели'. Всего у не┐го двадцать две роли: 'Объяснение в любви', 'Дети как дети', 'Ради не┐скольких строчек', 'Караул', 'Зонтик для новобрачных', 'Выйти замуж за капитана'... О нем почти нет упоминаний в кинословарях и актерских спра┐вочниках. В архивах библиотек оста┐лись лишь его крошечные послепремьерные интервью, состоящие в основ┐ном из одного вопроса - 'Как вам удалось так хорошо сыграть роль деся┐тиклассника Ромки?'.
Отец Никиты - известный питер┐ский режиссер, ныне директор 'Ленфильма' Виктор Сергеев. А мама была одной из тех великосветских красавиц, которыми славился Питер конца шес┐тидесятых. Когда на экраны вышел фильм 'Вам и не снилось...', Никите исполнилось всего шестнадцать лет. Он сдавал выпускные экзамены в шко┐ле. Потом вступительные в ЛГИТМиК. Поступил сразу. Рано женился. Его первая жена - известный ныне мо┐дельер Настя Михайловская. Вскоре у них родилась дочь Соня. Никита сни┐мался. Играл в театре. Занимался жи┐вописью - это было его увлечением с детства. Он взял себе псевдоним - Роман. А еще он писал 'срамные' сказки, которые отдавал читать только друзьям.

В 1990 году прошла выставка его картин в Лондоне. Hа деньги, полученные от продажи картин, Никита и его вторая жена Катя накупили медикаментов для больных ракой детей. Прошло два месяца. Никита жаловался на постоянную усталость, но серьезно к этому не относился. Списывал свое недомогание на большое количество работы. Ее было действительно много - съемки, спектакли, гастроли. Мо┐тался между Америкой, где у него были друзья и дела, и Россией, где были семья, дом, работа... Когда он наконец прошел обследование, врачи поставили страшный диагноз - рак. Нужна была пересадка костного мозга. Его положили в дорогую клинику в Лондо┐не. Деньги на операцию собирали всем миром. Часть дало Гостелерадио, по┐могли Борис Ельцин, Гарри Каспаров... Денег все равно не хватало. Тогда рус┐ские эмигранты в Лондоне обратились к Маргарет Тэтчер, и лечение было про┐должено за счет Великобритании. Опе┐рацию сделали, но она не помогла. 8 апреля 1991 года ему исполнилось двадцать семь лет. Через тринадцать дней его не стало. Он похоронен на Комаровском кладбище в Питере.

Катя Михайловская:

- Каким был Никита?.. Невероят┐ным, блестящим, остроумным... Если позволите, я не буду говорить, как поз┐накомились, как жили... А его роли, проекты... К советскому кинематогра┐фу он относился с некоторой иронией. Он много снимался у разных режиссе┐ров - Фрэза, Сергеева, Авербаха. Ус┐пел сняться и у Александра Рогожкина, в небольшой роли в фильме 'Кара┐ул'... Никите была ближе, как тогда го┐ворили, 'альтернативная культура'. Он много работал с Борей Юханановым. Он был очень образованным, целыми днями читал в Публичной библиотеке, занимался живописью. Года с 87-го он начал выставляться. Занимался и гра┐фикой. Проиллюстрировал несколько книг, которые, к сожалению, так и не вышли... У нас была с ним совместная выставка в Лондоне в 90-м году. У нас вообще были нежные связи с этим городом. Там жили наши друзья, с кото┐рыми Никита работал на картине 'Ле┐нинград. Ноябрь'. Они очень помогли нам с врачами и лечением... Картины и рисунки Никиты в основном у меня. Что-то осталось и у друзей...

Борис Юхананов:

- Познакомились мы году в 83-м. Я учился в Москве, в ГИТИСе у Эфроса и Васильева, а Никита учился в Питере, в ЛГИТМиКе. И мои однокурсники Маша Поренкова и Игорь Кечаев в какой-то момент стали рассказывать о Никите и говорить, что мы обязательно должны познакомиться. А Никите также расска┐зывали обо мне - так часто бывает в студенческих компаниях. И вот однаж┐ды Никита приехал в Москву. Мы тогда репетировали на квартире нашего одно┐курсника Андрюши Вишневского. Его отчимом был известный генерал-хирург Вишневский, и у них была невероятно огромная квартира на улице Алексея Толстого, которая идеально подходила для репетиционной базы. Мы делали то┐гда самостоятельную авторскую работу по материалам суда над Бродским. Су┐ществовал документальный текст, где еще юный Бродский отвечал на вопросы безумной судьи. И мы взяли этот мате┐риал за основу для спектакля... Никита приехал и сразу же включился в репети┐цию. У него была такая роль! Арлекин, практически полностью обнаженный, с игрушкой в руках, он двигался по сцене в изысканных менуэтных позах и при этом постоянно ругался матом. Но делал это так же изысканно, образуя порой невероятно нежные рулады... Так мы решили передать образ шизофрениче┐ской России начала шестидесятых. Ни┐кита играл очень смешно. Невероятно. У него был комический дар и трагиче┐ский. Но свой актерский диапазон в ки┐нематографе того времени он реализо┐вать не мог. А в театре мог. Никита и сам, наверное, это понимал, он много време┐ни отдавал театру. Мне вообще кажется, что он предчувствовал свою смерть. Ее тема проходила сквозь все его роли...

Кино было для него средством су┐ществования и привычкой. А театр - территорией, где он сознательно раз┐вивался как личность. Если бы не бы┐ло Никиты, не было бы и нашего 'Теа┐тра. Театра' (именно так он называл┐ся - 'Театр. Театр'). Это был практи┐чески первый независимый театр в нашей стране, он был создан в Москве компанией моих друзей и однокурс┐ников. А в 1986 году 'Театр. Театр' переехал в Питер и, пока мы не нашли себе места, существовал на квартире у Никиты. Он был одним из самых рья┐ных его инициаторов. Много играл. Альцеста в 'Мизантропе', это один из самых главных наших спектаклей. По┐том был спектакль 'Хохорны' и много других работ. А еще раньше у нас был 'Квартет спонтанной поэзии', высту┐пали во всяких странных местах, на┐пример, в раздевалке на детском кат┐ке... А в 1987 году мы отправились в видео. Я стал делать видеороман. Тог┐да на видео практически не снимали, тем более игровые художественные фильмы. У нас был проект, который можно сравнить с нынешней 'Догмой', только это было десять лет на┐зад... Мы сняли видеороман о нашем поколении, о московской и питерской тусовке, объединенный общим назва┐нием 'Сумасшедший принц'. Никита и был, в общем-то, первым сумасшед┐шим принцем... Он снялся в трех фильмах этого проекта: 'Игра в ХО', 'Сумасшедший принц Есфирь' и пос┐ледний - 'Сумасшедший принц Ни┐кита' - мы сделали уже после его смерти. В последнем фильме он игра┐ет собственную смерть весело и легко, так же, собственно, как он и жил.

Он заболел как-то вдруг, выясни┐лось, что это лейкемия. Мы пытались его спасти... Его первая жена Настя, его друзья, Катя - женщина, которая была рядом с ним последние два го┐да... Мы собирали деньги, ему сдела┐ли операцию, но спасти Никиту не удалось. Они поехали с Катей в Лон┐дон, чтобы получить надежду на вы┐здоровление. Там он прожил почти полтора года и умер. Перед самой его смертью они с Катей повенчались. Она художница. Познакомились они в Пскове, где Никита снимался в каком-то фильме...

Никита был такой великий питер┐ский сирота. У него очень рано умерла мама, и он жил один в доме на Скороходова, 10. Второй этаж. Недалеко от 'Ленфильма'. Этот адрес знал весь Питер. Окна его квартиры выходили во двор, где стояла ваза, сделанная Бенуа, зимой эту вазу запорашивал сверху снег... В квартире был камин, около которого все грелись. Весь питерский андерграундный люд перебывал там. Помню, как-то праздновали день рож┐дения Никиты, столько пришло народу, что невозможно было протолкнуться... У него много было друзей. Haстоящих друзей. Его хватало на письма, на звонки... Многие женщины его любили, но это принадлежит только ему. Никита умел любить. Это великий дар.

Он снялся, по-моему, в восемнадцати фильмах. Но как-то не придавал этому значения. Славу он оставил за спиной. Слава богу, ему удалось в самой ранней юности ее пережить и во всем разобраться. Он не остановился на том, что мог спокойно и безбедно существовать как суперзвезда советского кино, окруженный девочками-тинэйджерами, которые звонили еще лет пять после 'Вам и не снилось...' почти каждый день. Вообше-то, он и был суперзвездой по данному ему пути. Он был невероятно образованный, тонкий, очень изысканный человек. Набоков, Пруст, Бродский - вот что составляло его содержание. Он постоянно менялся, развивался. И эти вибрации, этот пульс, с которым он жил, передавались всем окружающим. Часто становилось тревожно за него. Он был невероятно экспрессивный и эмоциональный. И очень светлый. Он был солнышко. В нем не было зла. Я не знаю, ненавидел ли он кого-нибудь в своей жизни. Если и ненавидел, то солнечно.

Болезнь сильно его изменила. В нем как бы вдруг проступили черты непрожитой им жизни. Он стал существовать как-то поразительно безобманно. Его общение стало жестким. Он не хотел обманываться ни в чем. Боялся ли он смерти? Не знаю. Невозможно, наверное, не бояться смерти, но он был к ней готов. Он созрел для жизни и умер.
У нас с ним много было общих проектов, планов на будущее. Он играл в моем спектакле 'Октавия' сразу три роли: Ленина, Сенеки и Нерона. Играл поразительно смешно и точно. Мы собирались ставить спектакль 'Шагреневая кожа' по первым сорока страницам Бальзака. Никита должен был играть старика, Смерть. Вот он ее и сыграл...
Он часто мне снится. У меня есть совершенно поразительный сон с ним. Мне приснилась его квартира в Питере и он. Причем я совершенно ясно понимал, что Никита пришел с того света. Мы общались, и он держал в руках какой-то ящичек, похожий на те, в которых на балконах высаживают рассаду весной. И мы должны были куда-то лететь. Я иду к кассе просить билет, Никита стоит рядом. И я знаю, что очень важно, чтобы этот ящичек пропустили, потому что там жизнь Никиты. Такое странное ощущение: у меня в руках его жизнь. И я прошу кассиршу пропустить. И просыпаюсь.
У меня есть его последнее письмо, которое он прислал мне из Лондона:
'...Нe могу никак совладать с переменой, которая произошла со мной. Это отняло у меня, кажется, все силы, здоровье, все... Так все перевернулось разом. Ты можешь себе представить это кочевье по больницам, странам... Долго ли оно еще будет продолжать┐ся? Все нарушилось, переменилось, я каждый день пожираю пригоршни таблеток, валяюсь под капельницами и т.д. Но что касается 'Октавии' в Берлине, то, я думаю, можно риск┐нуть. .. Не знаю, как будет с деньгами, но визу получить можно и здесь. Здесь есть Иренчик (художница Ирен Бурмистрова), которая тоже вписывается. Так что по взаимному сговору мы можем прибыть в Берлин и дать бал хоть куда, были бы силы. Проблема со связью, определи, куда тебе писать, звонить. Можно об┐щаться по факсу, очень популярная коммуникация. Вообще как-то про┐явись, а то ничего о тебе не слышно, не видно. Как идет строительство офиса? Что со Стасом? Все мне сооб┐щи, я же не умер еще, еть твою клеш. Может быть, сделать какие-то по┐пытки перевезти все в Лондон. Сыгра┐ем 'Октавию', скажем, на Трафальгар┐ской площади, коль скоро сюда к лету подтянется народ. Не знаю, может быть, я х...ю предлагаю. Все же спек┐такль вещь громоздкая. Я все сделаю, чтобы приехать, осадим врачей, возь┐мем таблетки и приедем... Запросто, три дня репетиции и можно играть. Давай, Борька, не дрейфь, связь можем держать через Ваню (Ваня Кочкарев - художник). Покамест он живет на Полянке, потом не знаю. Буклеты я напишу. Обещаю, остепе┐нюсь и напишу. Надеюсь, что ты все разберешь в моих каракулях, но, глав┐ное, не теряйся, держи меня в планах, по крайней мере, зарубежных. Целую. Обнимаю. Михайловский'.

Что замечательно... Когда говоришь о Никите, всегда хочется говорить: 'Замечательно'. И на самом деле - улыбать┐ся. Когда он умер и его отпевали, было очень много народу, и было очень сол┐нечное состояние на душе. Я точно говорю. Он был солнечный человек, не лунный. Орфическое свойство. Его любовь, его дружба, его игра были солнеч┐ными. И эта его солнечность передалась природе, а природа безобманна. Когда его хоронили, я прислонился к дере┐ву - оно было теплым. И светило то са┐мое солнышко, которым его все и назы┐вали. Оно светило, и не было никакой безысходной тоски. И никто не славил неоглядную боль. Почему-то на душе ос┐тавалось светло. А бывают такие смер┐ти - думаешь, и застилает мраком...

104 страницы про любовь

Лидии Федосеевой-Шукшиной, сыгравшей эгоистичную маму Романа, пачками приходили письма-откровения: 'Я та самая сволочь Вера, которую вы сыг┐рали'. Кстати, больше всего писем при┐ходило именно от педагогов. 'Сколько людей пережило свою первую любовь в 14 - 16 лет! Любовь в этом возрасте не открытие. В фильме же она заслоня┐ет все - школу, друзей, дом, естест┐венные для этого возраста увлечения. Я не спрашиваю: бывает ли так? Я хочу понять - нормально ли это? Если по┐смотреть на вещи трезво, легко заме┐тить, что восстают влюбленные не только против несправедливой разлу┐ки. Бунт их продиктован еще и нежела┐нием (и неумением) вообще принимать в расчет чьи-то доводы, считаться с кем-то... Они исходят из привычки ви┐деть только себя...' На творческой встрече со съемочной группой жена Ге┐нерального секретаря ЦК КПСС Констан┐тина Черненко сказала: 'Автор повести молодая и неопытная, наши родители никогда себе такого не позволяли'. Од┐нако по опросу журнала 'Советский эк┐ран' фильм 'Вам и не снилось...' был назван лучшей картиной 1980 года.

Сон с продолжением...

В девяностых дочь Галины Щербако┐вой Катя написала продолжение исто┐рии Кати и Романа - 'Вам и не сни┐лось... Пятнадцать лет спустя'. В кни┐ге герои живут в эпоху перестройки. Юля-Катя замкнулась на семье и озло┐билась. Теперь она старается помешать любви своего брата. Роман Лавочкин не смог
найти своего места в жизни. Семья развалилась. И тут он встретил Алену, ту самую, которая из-за любви к нему перешла в математическую шко┐лу. Алена стала преуспевающей бизнес-вумен и красавицей. Началась но┐вая любовь... Язвительных рецензий было немало. Писать Екатерина Щер┐бакова перестала.

Юля-Катя-Таня

Когда начались съемки, Татьяне Аксюте было двадцать три года. Она заканчивала ГИТИС. Вышла замуж. А ей милли┐онами приходили письма от школьников и солдат с признаниями в любви и предложениями дружить. Мальчишки дежурили около ее дома и пытались на┐значать свидания. А она не могла ви┐деть себя на экране. На премьере ста┐ралась смотреть только на игру своих партнеров по фильму. В кино Аксюта снималась мало: 'Долгие дни, короткие недели', 'Сказка странствий', 'Тропинины', 'Прежде, чем расстаться', 'Ма┐ленькая принцесса'. Сразу же после окончания института начала работать в Центральном детском театре (ныне Рос┐сийский академический молодежный театр) и трудится там до сих пор. Муж Татьяны - программный директор ра┐диостанции 'Европа плюс' Юрий Аксю┐та. У них шестнадцатилетняя дочь. Ин┐тервью по поводу фильма 'Вам и не снилось...' актриса давать не любит.
Наталия Москальонова

ОГРОМНОЕ СПАСИБО ЯНЕ http://gardemariny.narod.ru/ ЗА СТАТЬЮ
 
Памяти Игоря Красавина Записки журналистов Rambler's Top100 3W Kivi-X -  Создай свой сайт и заработай на нем!
Яндекс цитирования